О книге «Polemos: Языческий Традиционализм»
22.03.2016

Polemos – (греч. битва, война) Бог и спутник Бога Войны Ареса, олицетворяющий саму войну и битвы. Согласно Гераклиту: «война (polemos) – отец всех, царь всех: одних она объявляет богами, других — людьми, одних творит рабами, других — свободными». Нам также известно «военное искусство» — полемика, являющаяся философским спором об Истине.

Но, зайдем издалека.

В истории появления этой книги можно выделить два периода: с 2011 года общепризнанного летоисчисления до 2013 года, и с 2013 по 2016 годы.

В 2011 году я присутствовал на международной традиционалистской конференции «Against Post-Modern World», проходившей под Москвой. На ней присутствовали ведущие интеллектуалы России и мэтры традиционализма из Европы. Среди докладчиков преобладали представители авраамических религий и, глядя на это, я задался вопросами: А почему здесь открыто не представлены интеллектуалы от язычества? Каким могло бы быть их участие? Тем более, что традиционализм пронизан манифестационизмом насквозь.

Тогда же в Москве был составлен первый черновик тех тем, разработка которых должна была ввести язычество в интеллектуальный круг русского традиционализма всерьез и навсегда. Озвученная идея, как и ожидалось, вызвала полярную реакцию в «ортодоксальных» традиционалистских кругах. Начиная с 2011 года, первичная проработка тем вылилась в серию небольших заметок, которые носили скорее характер тезисов и уже готовых заключений. Параллельно шел процесс формирования структур языческого традиционализма в России, создание ресурсов, сайтов, сетей контактов и связей с теми, кто был близок к этой тематике, кто уже занимался возрождением язычества в его мягкой традиционалистской форме, говоря языком Марка Сэджвика. Ключевым стал 2013 год, когда весной было написано эссе – ответ на четыре проблемы языческого традиционализма, которые были сформулированы М. Хагвистом. Эту статью можно считать первым программным текстом языческого традиционализма, в ней были кратко изложены доктрина манифестационизма, даны обоснования легитимности язычества в эпоху Модерна и его традиционалистский потенциал. Статья получила широчайшее распространение и тут же вызвала полемику в языческой среде, причем не только среди славяно-язычников, но и среди русскоязычных одинистов/асатру и вообще всех, кто интересуется тематикой. После публикации эссе, за которой последовал и его перевод на английский язык, было решено расширить его до монографии, тем самым превратив языческий традиционализм в четкий дискурс, имеющий свою структуру и вектор. С этого начался второй этап создания книги «Polemos».

На этом этапе был окончательно очерчен круг тем и основные положения будущего труда. Работа над книгой началась в священные йольские дни конца 2013 года по общепризнанному исчислению.

Воплощение языческого традиционализма требовало не только обращения к философии, но и детальное рассмотрение самого современного язычества, его структур, организаций, практик, опыта, персоналий и состояния в целом. Где-то, как например, в Индии или Океании, изначальные традиции сохранились лучше и полноценнее, чем в Европе и России, где цепь передачи сместилась на периферию и в «подвал» двоеверия и народничества, а также «на верхних этажах» вплелось в богословие и философию самой Церкви, проникло в официальный язык. Помимо христианства, современное язычество во многом испытало влияние Модерна и Постмодерна. В каждом географическом направлении появились свои симулякры, псевдо-язычество. Все это требовало детального рассмотрения, распутывания клубка наслоений, смешений, инфильтраций и заблуждений.

Я обнаружил, что в современном язычестве в России и Европе существуют два направления, которые также можно рассматривать как два этапа его, язычества, становления в наши дни. Первое направление и, скажем так, хронологический этап, заключается в сборе, возрождении, реставрации и ре-конструкции языческого наследия. То есть, в этом направлении преобладает реконструкторский, фольклорно-этнографический, археологический и реставрационный компоненты. Речь идет о возрождении форм язычества, ритуалов, сборе информации: о Богах, традиции, заговорах, славлениях, повериях, архитектуре, зодчестве, вышивке, графической культуре, быте, истории и всего, что к этому относится. К этому также примыкает и ре-конструкция, то есть сочетание известного языческого наследия и восполнение лакун, пробелов в нем, с помощью творчества или перевода подобных элементов с языка одной традиции на язык другой. Это очень отчетливо видно в структуре русского Родноверия, здесь нельзя пройти мимо мистического и творческого гения Велеслава, Доброслава и других видных деятелей. Хотя, конечно, этот процесс всегда имеет свои погрешности. И вот этот интенсивный процесс, начавшийся еще в XVIII веке, исчерпал себя на рубеже между XX и XXI веками. На сегодняшний день реконструкторский и реставрационный аспекты язычества прошли качественный рубикон; все дальнейшие археологические открытия и количественное углубление и расширение фольклорных и этнографических данных добавят к язычеству только те или иные штрихи к основной картине. Хотя не исключаю, что возможны и некоторые повороты, но это скорее будут более яркие и неожиданные, но все те же штрихи. Критическая масса языческого наследия, как в Европе, так и в России, открыта и осмыслена, дополнена, доступна для язычников и переведена в практику.

Второе направление и второй хронологический этап связан с философским язычеством, не столько с материальным и фольклорным наследием, сколько с теологией и метафизикой. Попытки перехода от мифа к философии, через произрастание или отрицание, предпринимались и ранее, но наиболее адекватными, интеллектуальными и близкими самому духу язычества оказались именно традиционалисты и их философия. Здесь первое место без оговорок отдается Юлиусу Эволе, мэтру традиционализма, который открыто встал на сторону манифестационизма и занял принципиальную позицию относительно креационизма. Хронологически это XX век, со всеми его встрясками и трагедиями. На тот момент процесс экзотерической реконструкции уже уверенно осуществлялся, на что Ю. Эвола даже написал комментарий в виде предостережения от заблуждений неоязычников. Во второй половине века увеличивается количество мыслителей, которые разделяют то, что мы можем сегодня назвать «языческим традиционализмом», но они существуют в некотором обособлении от первой группы. То есть реконструкторское язычество и языческая философия пересекаются крайне редко и ситуативно, спонтанно. Поэтому мы говорим, что эти два направления существуют одновременно, рядом. Но в то же время, сегодня реставрация язычества уже достигла своего потолка, язычество начало захлебываться в реконструкции, в акцентуации на материальную, вещественную аутентичность. Точность пошива вещей стала важнее их эзотерической сущности с одной стороны, с другой – во всей красе начала цвети коммерциализация язычества, то есть превращение его символов в торговые бренды. Все это означает то, что язычники, как в России так и в Европе, банально не знают что им делать со своим язычеством. То есть, уровень внешней реконструкции и мистицизма, священного опыта в ходе обрядов, праздников и ритуалов, конечно, имеет ценность и порождает чувство сопричастности. Но, тем не менее, язычество сегодня подобно избе, которая стоит с открытыми вратами на пересечении четырех ветров. То, что выходит за рамки реконструкции и ритуала хаотично, не осмысленно, не понимается как то, на что следует обратить пристальное внимание. В эту «избу язычества» ветры заносят кучи мусора, разрушают саму кладку его «бревен», венцов. Поэтому язычество первого этапа или направления сегодня пребывает в стагнации. Отсутствует, скажем так, – глубинная рефлексия, метафизическое понимание «что есть что».

В этом заключается и некий парадокс ситуации, казалось бы – подходить к реконструкции стоило бы сначала определившись с философскими основаниями и структурой язычества, дабы избежать заблуждений, ложных иллюзий и четко осознавать метафизическую атмосферу мира и своего в нем положения? Но реконструкторский процесс проходил во многом стихийно и по наитию, хотя и не был лишен этих оснований, но они почти всегда оставались на нерефлексируемом, невыраженном уровне, в тени. В то время как сами философы практически не интересовались практикой и различными языческими общинами. Некоторое сближение произошло на рубеже 2000-х годов, я бы связал его с трудом Алена де Бенуа «Как можно быть язычником» и с появлением изданий классиков традиционализма в России. У нас в этот период происходит активное становление и расширение круга славяно-язычников, так называемого Родноверия. В этой среде самым ярким, с точки зрения языческого традиционализма, является Велеслав Черкасов. Он не ссылается напрямую на традиционализм, но его труды и особенно размышления о структуре язычества и его будущем, о Сакральном и мистике, почти полностью тождественны традиционализму.

Сегодня как никогда актуальна проблема языческой философии. При этом философии в строгом смысле слова, не эзотерики, ни мистицизма обрядовых текстов, ни, тем более, какой-либо профанической «кухонной философии за все хорошее против всего плохого». С этой проблемой связан интеллектуальный ценз, далеко не всем язычником даже понятно, что такое собственно «языческая философия» и «философия язычества», зачем они нужны вообще, если есть обрядник и календарь праздников? Эта проблема носит характер данности, и вряд ли предполагает иного решения, чем очевидное: языческая философия – это удел меньшинства, тех, кто в традиции всегда занимал верхние этажи священной иерархии: жречества, философов, мудрецов-аскетов, монахов. В этом кроется и долговременное расхождение двух языческих путей. Но сегодня для язычества вообще, в целом, обращение к языческой традиционалистской философии является залогом преображения и очищения о множества заблуждений, которое оно успело накопить в своем багаже. Языческий традиционализм – это лекарство от яда современности в язычестве, это метод решения проблем и задела на будущее. Современное язычество, несмотря на наблюдающийся численный рост, деградирует, Велеслав предрекает ему окончательную коммерциализацию и вырождение. Становится реальностью постмодернистский абсурд в виде языческих духов интернета и Ipad`е на домашнем алтаре, который проигрывает изображения Богов. Это – яркие иллюстрации современных языческих заблуждений.

Многие вопросы этого двойственного положения язычества, которое сегодня как бы застыло у развилки, разбираются в книге «Polemos», включая персоналии и организации, современный языческий опыт и существующие заблуждения. Охвачены не только традиции Европы, но и России и Азии. В книге показаны связи конкретных реальных примеров и иллюстраций с метафизической природой и ситуацией нашего мира, времени и человека. Корреспондентами во время написания книги выступили язычники и язычники-традиционалисты со всего света: из Англии, Испании, Франции, Италии, Германии, Казахстана, Австралии, США, адепты Родноверия, Асатру, Индуизма, традиций сибирского шаманизма, Эллинизма и другие. В ходе исследований была совершена серия поездок в города России и Германии, встреч с идеологами языческого возрождения и учеными-религиоведами, культурологами и т.д. Результатом этой огромной многолетней работы стал мой труд, который я оцениваю как книгу, которая в большинстве только ставит вопросы современному язычеству, очерчивает круг проблем и дает общие положения по их решению. Язычество – это даже не одна Вселенная, а множество. Каждая традиция – это уникальный мир, понятный до конца только её собственному народу. Поэтому замечу, что местами я был вынужден ограничивать глубину погружения в тему, так как обилие примеров, иллюстраций и преломлений различных явлений настолько богаты, что порой некоторые предложения можно развернуть в тома отдельных исследований. Некоторые темы и примеры я привожу, не давая им какой-либо оценки, просто демонстрирую, что в язычестве есть и такое мнение, и такой взгляд. Свою оценку тем или иным явлениям читатель даст сам. Язычество охватывает без исключения все стороны жизни общества и человека. При этом язычество не знает универсальных ценностей, единых критериев оценки. Разные традиции – это разные и самостоятельные миры, на внешнем уровне невозможно выстроить их по одной шкале ценностей или прогресса. Точнее можно, но тогда это будет уже не язычество, а нечто ему противоестественное и противостоящее. Поэтому я настоятельно рекомендую забыть все, что считается в современном, в том числе и языческом, обществе как нечто само собой разумеющееся, естественное и данное незыблемым. В книге это наглядно показано и проиллюстрировано. Язычество обладает единой структурой, которую нельзя путать со всеединством и равенством на уровне форм. В этом заключается и сложность, и огромный потенциал язычества как источника свободы от наслоений авраамизма и современности, Модерна и Постмодерна. Чтобы реализовать эту свободу, а не её симулякр, языческий традиционализм необходим как воздух, как кровь для сердца, как свет Священного для разума. В противном случае язычество не ждет ничего хорошего. Реализация этой свободы – это и есть polemos, философская война идей. Вся книга – это поле полемики и отстаивания язычества во всех сферах жизни, в том числе и избавление самого язычества от заблуждений самих язычников.

***

Ранее был представлен пилотный экземпляр книги «Polemos». На сегодняшний момент идут работы по изданию книги. Следите за новостями на сайте.

Askr Svarte

2016 e.v.